История: как болели за тульский «Арсенал» в 80-е (Myslo, 16 июля 2022 года)

История: как болели за тульский «Арсенал» в 80-е

В воскресенье «Арсенал» проводит свой стартовый матч в Первой лиге. Сейчас нам всем кажется, что этот турнир — шаг назад. Но было время, когда о Первой лиге в Туле мечтали.

Вот в тот период, когда бренд «Арсенал» был совсем юным, деревья на Центральном стадионе большими, а футбольные болельщики, по сравнению с нынешними, куда более простодушными и романтичными, мы сегодня и вернемся.

Таблицы — гостевая своего времени

Культовое место старых тульских болельщиков — турнирные таблицы, которые висели на ограде стадиона, с видом на прилегающую площадь. Это были таблицы-шахматки Высшей и Первой лиги, а также Второй лиги той зоны, где выступал «Арсенал». Турнир назывался Вторая лига, но к нему почему-то дописывали старомодное класса «А», хотя деление на классы «А» и «Б» отсутствовало в советском футболе с 1972 года.

Кроме шахматок висел также отдельный щит с календарем игр «Арсенала» в первом и втором круге.

Заполнял таблицу-шахматку дядя Володя — подсобный работник стадиона Владимир Михайлович Зайцев. Худощавый, в серо-черном халате — его знали все тульские болельщики. Он и сам был таким же болельщиком. Это было сакральное действие, когда он приходил к таблицам, подставлял брутальную деревянную лестницу, и начинал по трафарету вписывать результаты матчей. За этим священнодействием, затаив дыхание, неизменно наблюдали десятки любителей футбола. Ведь после того, как результаты вписаны в таблицу, можно было дискутировать, обсуждать и прикидывать шансы до глубокого вечера.


Фотографии болельщицкого общения у таблиц стадиона сохранились лишь в старых газетах.

Таблицы были гостевой книгой своего времени. Если хочешь потрындеть о футболе, узнать последние новости о команде, можно приходить сюда вечером и обязательно застать единомышленников. Чем лучше шли дела у «Арсенала», тем больше собиралось болельщиков. Место было намоленным — к таблицам приходили туляки едва ли не с момента основания стадиона.

Одним из самых известных обитателей этого пятачка был болельщик по кличке Седой — невысокий худощавый мужичок; кажется, рабочий оружейного завода. Это он прилепил кличку знаменитому первому тульскому фанату Андрею Чистову. Тот, как многим известно, был болельщиком ЦСКА, и в одном из споров что-то яростно задвигал про Тарханова — тогдашнего лидера армейского клуба.

Седой немедленно парировал:

- Тарханов, Тарханов! Тараканов!

В этот момент Андрей Чистов стал Тараканом. Многие именно под этим прозвищем его и знали. Был он парнем сравнительно беззлобным, но хулиганистым. И как-то так повелось, что именно он вдруг стал считаться главной тульской грозой для общественного правопорядка.

На практике это выглядело так. Приезжаем в 1985 году в Каширу. Народу на стадионе — кот наплакал. По протоколу — пятьсот человек, на деле и того меньше. Еще же и дождь — игра проходила на Троицу, а какая Троица без дождя. При входе — милиционеры. Тут же безошибочно выделяют из толпы Таракана. Просят пройти с ними. В результате весь прибывший тульский отряд болельщиков наблюдает матч с трибуны, а Таракана держат где-то в кутузке. Отпускают сразу после финального свистка — чтобы автобус не уехал без него.

Именно с Таракана повелось, что в фанатской среде Тула — город союзников ЦСКА. Он и сам гонял на выезда с армейцами, а на какие-то матчи они приезжали в Тулу поддержать своих единомышленников.

Колоритных болельщиков того времени было немало. Вспомним, например, Мишу лохматого. Он сидел на первых рядах четвертого сектора Западной трибуны и запомнился тем, что постоянно язвительно, громким высоким голосом комментировал происходящее на поле. Можно сказать, по своему был достопримечательностью стадиона.

Болельщики не только обсуждали футбол, но и по мере возможности играли сами. Это были легендарные матчи. Время в тот период двигали туда-сюда, темнело поздно, и можно было начинать после восьми вечера, когда жизнь на стадионе затихала.

Без лишнего шума перелезали через ворота стадиона, которые в то время были не глухими, а представляли традиционную советскую решетку, и бились куча на кучу на все поле Центрального стадиона. Матч продолжался до того момента, пока сторожиха баба Зина не почувствует неладное, выйдет к полю и прогонит всех нафиг.


Перенесенная на территорию стадиона турнирная таблица довольно быстро потеряла интерес у болельщиков.

В девяностые годы таблицу перенесли внутрь стадиона. Казалось, место куда более удобное, но оно моментально убило всю эту тусовку. Болельщики перестали собираться. А потом все дискуссии ушли в интернет.

Стихийное бедствие — как сыграл «Арсенал»?

Обстановка на стадионе во время матчей была самой демократичной. Особого досмотра на входе не было, поэтому при желании пронести с собой на трибуну бодрящий напиток было не так сложно. В крайнем случае, употребить его перед матчем в летнем кафе или в посадках около трека. Бессовестно пьяных, конечно, задерживали. Но в целом закон уважали и порядок поддерживался. Опять же люди были другого воспитания.

Любой напиток — будь то ситро, минералка или что покрепче, разливался весь в пол-литровые стеклянные бутылки. Однако никому в голову не приходило кидать тару в сторону поля. Бутылки дружелюбно оставляли под лавочкой, и после матча их собирали мальчишки и продвинутые тетки, которые приходили уже с мешками. Припоминается лишь один случай, когда в Калуге в сторону тульского сектора запулили бутылкой из-под пива. Пустой, разумеется. Это удивило и возмутило всех, даже сидевших тут же калужан.


Футболистов в то время не отгораживали от народа, и болельщики во время выхода из подтрибунных помещений располагались совсем близко.

Для подкрепления правопорядка на стадион обычно делегировали еще наряд дружинников с какого-нибудь завода. Обычно футбол их мало интересовал, но служба есть служба. Дружинники с красными повязками садились в первых рядах на северной трибуне и лениво наблюдали за происходящим. Во втором тайме они незаметно растворялись по домам.

Если «Арсенал» играл на выезде, узнать результаты матча тем же вечером было немалой проблемой. Для начала надо было хотя бы знать телефон стадиона того города, где проходил матч. Потом еще и умудриться по нему дозвониться. Звонили, как правило, с почты на улице Агеева или главпочтамта. Все остальные терпеливо дожидались гонцов около таблиц на стадионной площади. Иногда собиралось около сотни и более страждущих узнать последние новости. Позже нашли более простой способ — стали просить дежурного милиционера из соседнего здания УВД. Милиции по своим каналам узнавать результат матча было проще.

Счет писали ручкой на щите с календарем игр «Арсенала», потому что народ к таблицам еще долго шел нескончаемым потоком. По другому узнать как сыграл «Арсенал» было невозможно.

Те, кто поленился тащиться к стадиону, на следующий день начинали терроризировать редакции двух главных тульских газет. Утро после выездного матча «Арсенала» становилось настоящим адом для всех, потому что телефон отдела спорта был постоянно занят, и звонили по всем указанным в газете номерам, пусть даже отдела культуры. Звонили телефоны не переставая.


Тульские кумиры восьмидесятых — Александр Мазалов (слева) и Павел Шишкин (справа).

Как только дела у «Арсенала» пошли в гору, появилась и новая беда — результаты тура. Они приходили по телетайпу только в редакцию «Коммунара» после двенадцати дня, иногда и после двух. Доводы о том, что результаты будут опубликованы завтра в газете, мало на кого действовали. Люди звонили и звонили. А результаты тура — это не счет матча «Арсенала», их надо было диктовать как минимум тройку минут.

Иногда результаты по телетайпу задерживались, тогда уже газетчики начинали звонить всем, кто их может знать. Например, кому-то из руководства команды, а то и в Москву, в федерацию футбола России. Но в федерации к подобным звонкам относились с большим неудовольствием, не считали нужным кого-то особо информировать о результатах турнира, который они же сами и проводили.

Как гоняли на выезда

Выезды на матчи в другие города — отдельная страница истории восьмидесятых. Конечно, сам «Арсенал» никакого отношения к их организации не имел. С арендой автобусов договаривались сами, за наличный расчет. Понятное дело, что никаким официальным образом это не оформлялось. Договаривались либо по знакомству через автоколонну, в которой имелись автобусы «Икарус», либо, например, с водителем на площади у Московского вокзала, который собирал пассажиров для поездки в Москву.


При И. В. Золотухине были популярны встречи с зарубежными командами — под премии. На снимке — футболисты венгерской команды «Чепель».

Не всегда эти автобусы были абсолютно безопасны. В конце восьмидесятых во время выезда в Рязань у автобуса дважды пробивало колесо на полном ходу. В первом случае повезло в том плане, что водителю пришлось притормозить, в этот момент и рвануло. Забавно то, что колесо оба раза пробивало в одном месте — на въезде в Узловую со стороны Тулы. По дороге домой это случилось уже глубоко ночью. В итоге самые нетерпеливые пошли впотьмах пешком до поста ГАИ, и уехали домой с помощью автоинспекторов.

Легендарным стал выезд 21 июня 1985 года в Красногорск на матч с «Зорким». Выезд автобуса был намечен на двенадцать часов дня от кинотеатра «Космос». Когда народ уже томился в ожидании, вдруг стало известно, что автобуса не будет — сломался.

Тут же послали делегатов к Московскому вокзалу, попробовать оперативно уговорить тех, кто возит в столицу. Бесполезно. Часть народа разочарованно ушла домой, остальные рванули к автовокзалу. Время бежало — матч в Красногорске начинался в 18 часов, но шанс успеть еще оставался. Ставки, сколько желающие готовы отдать за дорогу до Красногорска и обратно, увеличивались.

Обегали всю площадь перед автовокзалом и расположенную рядом автозаправку. Не соглашался никто. Время бежало.


1988 г. Когда команда проигрывала, ей сразу после матча устраивали встречу с болельщиками. Можно было задать любые вопросы.

В конце концов четверо самых оголтелых договорились с такси, которое на такие расстояния никогда не было дешевым, и рванули в надежде успеть. На стадион гордо прибыли за десять минут до конца матча. На табло значилось 4:2 в пользу «Зоркого».

Особых принципиальных соперников в то время у «Арсенала» не было. Истории о том, что терки с орловскими существовали давно — чушь. Ну какие особые отношения могут быть с болельщиками команды, которая традиционно болтается в хвосте турнирной таблицы? Все равно что по особому относиться к играм с брянским «Динамо», которое в советские годы выстрелило, пожалуй, лишь раз — в 1985 году. Надо было занять первое место в зональном турнире к юбилею города, они и заняли. На том победная история закончилась. А вот тот же красногорский «Зоркий» вызывал интерес. Прежде всего приметной персоной их главного форварда — сверкающего лысиной Виктора Пышкина. Нападающим он действительно был отменным — за шесть лет наколотил за «Зоркий» 71 мяч. Постоянно забивал Пышкин и Туле, почему и было к нему особое отношение. Скажем, в том матче 1985 года из четырех голов «Зоркого» два было на счету Пышкина.

Не любили в Туле тамбовский «Спартак» — за тот самый скандальный матч 1980 года, когда туляки проиграли дома после двух липовых, по общему мнению, пенальти. Судья после матча удрал от народа через восточную трибуну, по «Голосу Америки» рассказали о народных волнениях в Туле, но зарубка на сердце всех местных болельщиков осталась надолго. К счастью, турнирные пути-дороги с Тамбовом сводили нас после этого совсем нечасто.

Но была команда, к которой у Тулы всегда было особое отношение — это, конечно, Калуга. Долгое время команды этих городов и в турнирном смысле шли нога в ногу. Почти одновременно дебютировали в чемпионате СССР, вместе ушли на повышение в 1966 году. Опять же — соседи, Калуга когда-то была городом Тульской области. Причин более чем достаточно, чтобы называть эти команды друзьями-соперниками. Практически всю советскую историю отношения болельщиков команд держались в рамках именно этого определения. Матчи Тулы и Калуги вызывали повышенный зрительский интерес, но на отношении к гостям это никак не сказывалось. Так, посвистят погромче в их адрес, не более. Отношения стали портиться в конце восьмидесятых, когда в моду входило околофутбольное хулиганство. Калужских гоняли после матча в Туле, тульских — в Калуге.

Вершиной этого процесса стала майская кубковая игра 1993 года в Калуге между местным «Турбостроителем» и «Арсеналом». Тульские болельщики приехали на матч аж на двух автобусах. Один из «Икарусов» после матча, уже на выезде из города, был обстрелян камнями. Негостеприимные хозяева высадили окно в автобусе, что сильно расстроило водителя. Рейс-то был левый, и никто ему за причиненный ущерб, конечно, не заплатил.


Товарищеский матч с московским «Динамо». Павел Шишкин, бригада арбитров Георгий Липихин, Геннадий Куличенков, Олег Хирин, капитан «Динамо» Валерий Газзаев. 1985 год.

Автобус был переполнен — много людей стояло в проходах, но пострадавшие отделались легким испугом. После инцидента дождались прибытия милиции, потом заезжали в больницу — двум болельщикам надо было сделать перевязку.

Известно, что с течением времени количество участников Бородинской битвы когда-то росло с каждым годом. Вот и в Туле число болельщиков, ехавших «в том самом автобусе» некоторое время росло с каждым годом. Потом все забылось, наступала новая эра, в которой понятия болельщик, а тем более друзья-соперники, безвозвратно уходили в прошлое.

Сергей Гусев, MySlo

Оцените по школьной системе выступление Арсенала в первой части чемпионата

Голосовать