Интервью с Резиуаном Мирзовым («Чемпионат», 17 января 2019 года)

17.01.2019 12:12 606 Пресса

Резиуан Мирзов — почти российский Эдер. В последние полгода он регулярно кладёт мячи в больших играх. Продолжать это дело в «Тосно» по известным причинам не вышло. Теперь он играет за «Арсенал».

Несмотря на то что он кавказец и мусульманин, предложение об интервью в баре не вызвало у него презрительную насмешку.

— Что это, скобы? — спрашиваю его по пути, заметив железки на зубах.

— Да, уже полтора года ношу. Ещё немного осталось.

— Не мешают в игре?

— Нет. Один раз, правда, прилетело по лицу — губу порезали. Вот, смотри.

Знакомство начали с соцсетей. В духе времени.

— Один из последних постов в вашем «инстаграме» — 1763-1864 — годы русско-кавказской войны.

— Та война забрала 98% моего народа. Представляете, было 100%, а стало 2%… Некоторых выгнали из страны, других убили. Каждый раз 21 мая мы вспоминаем эту дату. Люди надевают национальные наряды и выходят в город на лошадях, чтобы почтить память ушедших. Жаль, у меня из-за футбольных графиков получилось попасть на эту дату лишь раз. Но в Нальчике живёт моя семья.

— Не думали перевезти её в Москву?

— Они там родились и не хотят никуда уезжать. Я их понимаю. Конечно, в Москве всё есть. Мне нравится приезжать туда на пару дней, но не хотел бы там жить. У нас намного спокойнее, все друг друга знают. К тому же в Нальчике всё на порядок дешевле. Абсолютно всё. Сходишь с друзьями посидеть в ресторан — отдашь в пять-восемь раз меньше. И еда гораздо вкуснее.

— Слабо верится, что ценник в ресторане — важный фактор для футболиста.

— Футболист или нет, что теперь, тратить налево-направо? Сегодня ты зарабатываешь, а завтра — не дай бог, что случится. Надо вкладывать деньги с умом, чтобы в будущем это помогало. Кто-то сидит дома и ждёт, пока им на голову свалятся большие деньги. Так не бывает.

— Видимо, уезжать с Кавказа вам было тяжело?

— Понимал, что пора. Хотел играть в хорошей команде. На тот момент я играл за «Спартак» Нальчик. Только-только оправился послы травмы, поэтому отпросился в другую команду — за практикой. В Нальчике селекционный отдел нашёл вариант с Костромой. Отыграл там месяца полтора, а когда вернулся, понял, что на меня не рассчитывают. В итоге через знакомого попал в Рязань, сыграл пару игр, и меня взяли.

— Правда, что там приглянулись Сёмину?

— Да. Слышал, что он несколько раз хотел видеть меня в своей команде. Но до конкретики дошло лишь однажды. Предлагал перейти в «Анжи», мы даже встретились лично. Я едва не согласился, сказал, что подумаю. Но возник вариант с «Ахматом», и я уехал в Грозный.

— На этом всё?

— Были слухи про интерес из «Локомотива», когда я играл за «Ахмат». Увы, там что-то опять не срослось.

О «Торпедо» и уходе из «Ахмата»

— Потом было «Торпедо». Там вы перестали отмечать голы лезгинкой.

— Ждите официальных матчей. Может, ещё станцую.

— Неужели на вас всерьёз повлияло то письмо от болельщиков?

— Мне никаких писем не приходило.

— Оно есть в Сети. Болельщикам не понравилась ваша лезгинка после гола в ворота «Торпедо» за месяц до вашего появления. Обещали вам «хорошую жизнь», если придёте в клуб.

— Единственное, что я хочу сказать на эту тему: у «Торпедо» огромная армия болельщиков, которая нас очень поддерживала. Как только я пришёл в команду, нас стали связывать одни цели.

— По «Торпедо» к вам были претензии на тему того, что вы играете слишком прямолинейно, много возитесь с мячом.

— Это никуда не делось, я и сейчас так играю. В чём-то стараюсь становиться умнее. С опытом приходит понимание игры, чаще играю в пас. Стараюсь идти в обводку только тогда, когда это реально может принести пользу команде. В футболе главное голы, а не дриблинг.

— В «Ахмате» те недостатки стоили места в команде?

— Не забывайте, что у меня почти сразу случились «кресты». Долго восстанавливался, после чего меня просто не ставили в состав.

— Вы про Кононова?

— Он тогда только пришёл. На тот момент мы провели три сбора, после которых я подошёл к тренеру и прямо сказал: «Если не рассчитываете, мне лучше уйти». Два года не играл, психологически был очень сильно подавлен.

— Что ответил?

— Сначала сказал, что рассчитывает. А потом в клуб пришли футболисты, за которых отдали серьёзные деньги. Понимал, что теперь они будут играть, поэтому попросил меня отпустить. К Кононову как раз вопросов нет.

— А к кому есть?

— Скажу только две вещи. Во-первых, все эти два года меня очень поддерживал президент Даудов, спасибо ему. Во-вторых, нашлись люди, которые меня очень хотели видеть в команде, но потом передумали на тему моего места в основном составе.

— Этим людям в последнем матче с «Ахматом» вы пытались доказать, что зря на вас не рассчитывали?

— Верно.

О Кубке России и «Тосно»

— Гол в финале Кубка России снится?

— Нет. Иногда вспоминаю, но нельзя жить вчерашним днём. Спасибо Всевышнему за тот гол, но он уже остался позади.

— Знаете, что сейчас происходит с финалистом Кубка России — курским «Авангардом»?

— Очень неприятная история. Команда по пути в финал Кубка обыграла ЦСКА, в этом сезоне идёт в тройке, а теперь там 4-месячные задержки по зарплате. Это ни в какие рамки не лезет! Губернатор должен сделать что-то, чтобы команда держалась — она же может выйти в Премьер-Лигу!

— У Кубка и без того есть проблемы с имиджем, а тут у финалистов такие проблемы.

— Им (организаторам) ещё в прошлом году не понравилось, что в финале не было топ-клубов, поэтому ввели две игры в плей-офф. Чтобы не было таких якобы «случайностей», как когда мы прошли «Спартак».

— Задевает?

— Конечно. Посмотрите на Кубок Англии, из которого недавно вылетел «Ливерпуль». Футбол — непредсказуемый вид спорта. Воспринял реформу Кубка как упрёк в сторону «Тосно».

— Вот история будет, если оба финалиста Кубка России исчезнут меньше чем через год.

— Ни в одной стране не могу такого себе представить.

— История, которая сейчас происходит с «Авангардом», похожа на ту, что была с «Тосно»?

— Конечно похожа. Каждый день ты играешь, отдаёшь своё здоровье, не видишь семью… А в итоге не получаешь деньги, которые заработал! Всевышнему всё видно, он расставит всех на свои места.

— К кому конкретно у вас остались претензии после «Тосно»?

— К президенту клуба и губернатору. Губернатор обещал, что, даже если вылетим, будем ставить задачу по возвращению в РПЛ. Президент вообще своё слово давал, что всё выплатят.

— Речь о Борисе Пайкине? Что скажете ему, если встретите лично?

— Да что тут говорить? Он заходил в раздевалку и говорил: «Я вам даю слово мужика, что всё отдам до Нового года». В итоге до Нового года не получили ни рубля, а после — одну или две зарплаты. А он после этого спокойно ушёл работать депутатом.

О дружбе с Зинченко и знакомстве с Кокориными

— Правда, что вы дружите с Зинченко?

— Да. Мы и раньше были знакомы, но случайно пересеклись на отдыхе в Доминикане и вместе отдыхали. Рассказывал, как издевается над Стерлингом. Но все эти истории вы и без меня знаете.

— Почему вы зовёте его Кевином?

— Была одна история (смеётся). Конкурс по теннису выиграл какой-то чудак. Дальше всё как обычно: идёт выступление, награждают победителей, и ведущий кричит имя победителя — Кевин! Никто не выходил, а Зинченко выскочил и забрал приз. С тех пор так его и называем.

— Что выиграл?

— Какую-то мелочь — кружку или вроде того.

— Вы же и с Кокориными знакомы?

— Я знаю Кирилла, он славный парень. С Александром просто пересекались в одной компании, но слышал про него много хорошего от общих знакомых. Обидно, что с ними такое случилось.

— Вы снялись в видеоролике в поддержку Александра и Кирилла. Чья идея?

— Точно не помню. Но заметьте, не только мы записали видео со словами поддержки. Решил, что мы тоже не можем остаться в стороне.

— Кокорины совершили ужасный поступок. Почему решили их поддержать?

— Понятно, что они выпили, но люди не знают многое из того, что там было. Много ведь ходит разговоров о том, что водитель ударил первым. В том деле есть много нюансов, о которых люди не подозревают.

О будущем

— В «Арсенале» вы забили четыре мяча, и два из них — «Спартаку» и «Зениту». Какой цените выше?

— Тот, что важнее — «Спартаку». В турнирной таблице всё было не очень здорово, должны были выигрывать.

— Осознаёте, что тем голом отправили Карреру в отставку?

— Слышал такую версию. Но без команды я бы не смог ничего сделать. Кононов за увольнение Карреры меня не благодарил. Григалава только теперь всё время зовёт пить капуччино.

— В смысле?

— Перед игрой со «Спартаком» я впервые в жизни попробовал кофе — Гиа предложил. Итог вы знаете. Теперь Григалава считает, что это мой секретный напиток силы. Надо будет как-нибудь ещё попробовать. Перед игрой.

— Карпин тот гол оценил? Вы с ним на связи? (Мирзов принадлежит «Ростову». — Прим. «Чемпионата»).

— Нет.

— А летом был разговор?

— Был. После «Тосно» у меня было несколько предложений, и я выбрал «Ростов». Все три сбора отыграл на своей позиции, но в первой же официальной игре сезона поменялась тактика. Я в неё не вписывался, поэтому попросил тренера, чтобы меня отпустили в другой клуб.

— То есть не то чтобы Карпин вас сильно ждёт?

— Да я и сам, если честно, не горю желанием туда уходить. А смысл? Схема игры там не изменилась. В то же время в Туле хорошие условия, есть цели, губернатор, руководство и тренерский штаб делают для команды всё необходимое.

— «Ростов» может выйти в Лигу чемпионов. Вы, кажется, мечтали там сыграть?

— Для начала пусть они туда выйдут. Желаю им удачи.

 

Максим Ерёмин, «Чемпионат»

Поиск по новостям

Рубрика:
Дата:
С
по

Хотелось бы Вам, чтобы зимой Арсенал арендовал кого-то из игроков, ранее ушедших из команды?

Голосовать