Сергей КОТОВ: интервью из Официального журнала ПФК «Арсенал»

01.05.2014 15:36 2119 Пресса

С 32-летним вратарем «Арсенала» Сергеем Котовым мы встретились в светлый праздник Пасхи, поэтому первый вопрос был соответствующим.

 

- Сергей, вы верующий человек?

- Набожным себя не считаю, но всей семьей отмечаем главные православные праздники – Рождество, Крещение, Пасху, посещаем храм. Главное, как я считаю, не внешние проявления веры, а то, что внутри тебя. Необходимо нести ответственность за свои поступки, понимать, что если что-то плохое сделал ближнему, это вернется потом. С возрастом лучше осознаешь, что надо проявлять терпение, с пониманием относиться к людям.

- Каким было ваше детство?

- Счастливым! Я вырос в уютном Камышине. Приток Волги Камышинка, солнце, арбузы… Как припекало солнышко, так мои русые волосы светлели. Плавать научился, наверное, даже раньше, чем ходить. С дворовыми ребятами бегал по стройкам и всегда играл в футбол. До драк дело доходило очень редко.

- То есть вы были примерным мальчиком?

- Паинькой не был, но родителей старался не огорчать. До 9-го класса учился на отлично. Правда, затем появились тройки. Когда в старших классах встал выбор – учеба или футбол – отдал предпочтение последнему. Мама и отец не препятствовали моему решению. Можно сказать, пошел по отцовским стопам: Владимир Дорианович играл вратарем, в 80-е годы прошлого века стоял у истоков камышинского «Текстильщика», который в середине 90-х достойно представлял Россию в Кубке УЕФА.

- Рост у вас не самый вратарский – всего 186 сантиметров.

- Ну и что? Отец на 8 сантиметров ниже. Не в этом дело. Батя не уставал повторять: «Неважно, какого ты роста. Важно, чтобы был прыгуч, как теннисный мячик. Тогда перепрыгнешь двухметрового соперника».

- Ваш дебют на профессиональном уровне не может не вызывать уважения. В 15 лет начали защищать ворота камышинского «Текстильщика».

- Так сложились обстоятельства. Шел 1997-й год. От клуба отказались спонсоры, летом переименованную в «Энергию» команду покинули многие футболисты. Нам требовалось просто доиграть сезон в первой лиге, чтобы сохранить клуб как таковой. Тренер Владимир Бубнов побоялся поставить меня в матче с тольяттинской «Ладой», но в следующем туре я сыграл все 90 минут в домашней встрече с «Соколом». Саратовцы тогда были одними из лучших в дивизионе. Сыграл в целом неплохо, хотя мы и уступили 0:1.

- Справились с психологическим грузом ответственности?

- Отец, когда я еще занимался в дубле, подтягивал к тренировкам с первой командой. Так что коленки не дрожали. В 1997-м провел двенадцать полных матчей. Мальчишкой не совсем отдавал себе отчет, что ошибка вратаря может стать роковой для команды. Осознание этого пришло позже.

- В золотые для «Текстильщика» времена ворота камышан защищал Александр Филимонов, ваш старший товарищ по «Арсеналу».

- Двадцать лет назад у Александра была пышная шевелюра, но подсказывал он партнерам не менее зычно, чем сейчас. Я в качестве воспитанника ДЮСШ подавал ему мячи. Как не помнить тот «Текстильщик»? Команда играла в высшей лиге, стадион набивался под завязку, болельщики сидели в проходах. Мне вообще тот футбол кажется более искренним, сейчас в России слишком много легионеров, которые не впечатляют своим уровнем.

- Как дальше складывалась ваша карьера?

- В сезоне 1998 года мы опустились во вторую лигу. Команду взял под опеку президент «Ротора» Горюнов. По его задумке Камышин становился дочерней командой волгоградцев. Название придумали соответствующее – «Ротор-Камышин». При этом заявочный взнос для участия в первенстве России не был оформлен, все делалось под честное слово. В июне все кончилось. «Ротор-Камышин» снялся с розыгрыша.

Помню, с отцом шли пешком с базы. Он говорит: «Есть две новости – плохая и хорошая. Сначала плохая. Команда прекращает существование. Теперь хорошая. Сережа, поедешь в московский «Спартак»?

- Сомневались?

- Нет, конечно. Сразу улетел в столицу подписывать контракт. Впечатлило все – Тарасовка, Романцев, аура легендарного клуба. А игроки-то какие! Титов, Тихонов, Цымбаларь, Хлестов, Ананко, Баранов… С нашим нынешним администратором Зинченко тогда же познакомился.

- А вот с Дмитрием Аленичевым вы разминулись.

- Он уже был звездой, уезжал в «Рому». Видел его только раз в офисе клуба.

- Чего добились в «Спартаке»?

- Добился - это громко сказано. Прошел хорошую школу, в 1999 году защищал ворота в большинстве матчей дубля. Под третьим номером вошел в заявку красно-белых на Лигу чемпионов. Первым был, конечно, Филимонов, вторым – Сметанин. Кстати, в сезоне-1998 моими партнерами в дублирующем составе были Саша Буров и Дима Гунько. Обоих тульские болельщики должны помнить по играм за «Арсенал», а фамилия возглавившего «Спартак» Гунько сейчас у всех на слуху.

- Болельщики города оружейников наверняка помнят и вас. С того самого злополучного матча 26 октября 2001 года, когда ваши «Химки» фактически отправили туляков во второй дивизион.

- В 19 лет я проводил неплохой сезон в «Химках». Пробиться в основу «Спартака» шансов было мало, вариться в дубле не хотелось, вот я и перешел в подмосковный клуб, который выходил в первый дивизион.

Много лет прошло с той битвы, стерлись подробности, но такие матчи, конечно, не забываются. Во встрече первого круга Тула выиграла в Химках 2:1, после чего главного тренера химчан Петрушина сменил Сабитов. А в предпоследнем туре на поле «Арсенала» все решалось и для нас, и для туляков. Обе команды боролись за выживание, поражение оставляло призрачные шансы на сохранение прописки в дивизионе.

- Если бы не ваша отменная реакция, стартовый штурм «Арсенала» мог обернуться для «Химок» крупными неприятностями.

- Больше запомнился гол Коли Ковардаева буквально за минуту до финального свистка. 2:1 – «Химки» выиграли и ушли из зоны вылета. В раздевалке у нас царила эйфория, и могу лишь догадываться, какие чувства испытывали в эти минуты «Арсенал» и его болельщики. Удивило только, как быстро нам организовали банкет в ресторане на территории тульского стадиона. Обычно только по окончании сезона разрешается пригубить по бокалу пива.

- Тем не менее вскоре вам пришлось оставить «Химки».

- Не по своей воле. В команде происходили сильные перемены в составе. А тут позвонил гендиректор раменского «Сатурна» Гелюк и пригласил к себе. Чижов, Помазун, Рыжиков – «Сатурн» отличала серьезная конкуренция на вратарской позиции. Видимо, я не выдержал ее.

Но один матч в премьер-лиге все же провел. Сначала серьезную травму получил Валерий Чижов, а в последней игре первого круга с «Торпедо-ЗИЛ» выбыл Александр Помазун. На 26-й минуте при счете 0:2 я вышел на поле в Раменском. Играл вроде бы неплохо, но гол пропустил. Это нынешний арсеналец Дмитрий Смирнов забил в привычной манере головой. «Сатурн» уступил 1:3. Тренеры не делали ставку ни на меня, ни на Рыжикова, дозаявили легионера. И мне снова пришлось искать место работы. В 2003 году это был дубль новороссийского «Черноморца», затем полтора года во втором дивизионе за «Сатурн» из Егорьевска. Пока в середине сезона 2005 года снова не оказался в Химках.

- В одну реку нельзя войти дважды.

- Это действительно были другие «Химки». Тренер Яковенко стремился вывести команду в премьер-лигу, со мной работал Краковский, известный в прошлом вратарь днепропетровского «Днепра», очень требовательный и жесткий специалист в плане тренировочного процесса. В центре защиты играл воспитанник тульского футбола Володя Мазов. Однако «Химкам» не удалось пробиться в элиту, после чего президент клуба Червиченко отправил меня в махачкалинское «Динамо».

- Интересный поворот в карьере.

- Шел в Махачкалу с желанием доказать себе, что могу рассчитывать на большее, чем быть вторым вратарем. Увы, на последнем сборе меня подкараулила травма, восстановился лишь к концу круга. Лечился за свой счет, а еще узнал, что есть футбол без денег. С февраля до июня 2006 года не получил в «Динамо» ни копейки! В контракте была прописана сумма в 50 у.е. Подразумевалось, что деньги передаются в конвертах. Но я их не видел. Кормили на базе, там и жил. Я позвонил Червиченко и сказал, что не могу оставаться в Махачкале. Когда команда прилетела в Москву с матча в Хабаровске, взял у родителей денег взаймы и купил билет в один конец на самолет в Иркутск. Так я стал игроком местной «Звезды».

- Расскажите свою иркутскую историю.

- Мне нравилось в этом сибирском городе. «Звезда» вышла в первый дивизион, хотя не имела ни своего стадиона, ни базы. Клуб поддерживал губернатор Тишанин.

В Иркутске встретил любовь. Увидел на улице симпатичную девушку, познакомился. Яна жила около стадиона. Пригласил ее на матчи «Звезды», в 2007-2008 годах Яна не пропустила ни одной игры. Чуть позже сыграли свадьбу, переехали в Химки. Нашему сыну Ярославу в августе исполнится пять лет.

- К теще на блины или на пельмени не тянет?

- Скорее на омуля! Так и хочется выбрать время и поехать в Сибирь. Там душевная обстановка, спокойные и отзывчивые люди. Байкал и Ангара поражают своим величием и красотой.

- В последующие годы вас изрядно помотало по городам и весям.

- Выступал за белгородский «Салют». В 2009-м провел примерно поровну матчей с Сашей Беленовым, который сейчас играет в «Кубани». С еще одним вратарем Максимом Кликиным был знаком с Иркутска. На следующий год в Белгороде поставили задачу выхода в премьер-лигу, но коллектив не сложился. Началась чехарда с тренерами: Ромащенко, Кучук, Фоменко…

В сезоне 2011/2012 играл во втором дивизионе в «Горняке» (Учалы). Это в Башкортостане. Мне пришлось изучать карту, чтобы узнать, где находятся эти самые Учалы. Маленький серенький городок. Уголь, медь, руда. Но ко всему можно привыкнуть. «Горняк» прославился до меня тем, что выбил из Кубка России московский «Локомотив».

Если отбросить бытовые неурядицы, провел хороший сезон. Самые принципиальные матчи были с «Уфой». Дома сыграли по нулям, а в гостях мы проиграли 0:1. Вот тогда меня и захлестнули эмоции.

- И получили шестимесячную дисквалификацию, связанную, как написано в рапорте, с физическим воздействием на судью.

- Я свою вину признаю. Возмутило поведение арбитра, который не добавил к компенсированному времени ни секунды, пока удаленный футболист «Уфы» уходил с поля. Стал выяснять отношения в судьей уже после финального свистка, за что получил красную карточку. С досады запустил мяч в толпу и попал в линейного арбитра. Это и сочли «физическим воздействием».

- Жестко вас наказали.

- Подал апелляцию через профсоюз футболистов, поддерживал форму с «Химками». Позже тренер химчан Долматов пригласил на сбор: после возвращения Березовского в «Динамо» подмосковной команде требовался опытный голкипер. Однако на весну 2012 года заявить меня не успели. Долматов покинул «Химки», потом командой руководили Тарханов, Тетрадзе, Петраков. В сезоне 2012/2013 провел лишь одну игру. В апреле 2013 года защищал ворота в матче с новокузнецким «Металлургом-Кузбассом». Это был трудный период в карьере. Спасибо Яне и родителям, которые всячески поддерживали меня. Мыслей повесить бутсы на гвоздь у меня не было.

- Что и говорить, не везет вам с игровой практикой в последнее время.

- К сожалению, мои матчи можно пересчитать на пальцах одной руки. После сентября 2011, когда получил дисквалификацию, была игра за «Химки» с новокузнечанами и вот теперь апрельский матч «Арсенала» против «Балтики». Некоторая нервозность в начале игры с калининградцами объясняется только отсутствием практики.

Но я не унываю. Надо уметь терпеть, своей работой на тренировках доказывать готовность играть. Есть примеры из большого футбола. Черчесов под Дасаевым семь лет сидел в «Спартаке», а потом вышел и стал первым номером.

- У вас пример Филимонова перед глазами.

- Глядя на Александра, понимаешь, что и в 40 лет можно играть на высоком уровне. Было бы здоровье.

- Кто пригласил вас в Тулу?

- Позвонил Филимонов, спросил, чем занимаюсь. Александр взял диски с моими играми, затем меня пригласили в Тулу на тренировочный процесс. После этого был подписан контракт.

- Свое ближайшее будущее связываете с «Арсеналом»?

- Не знаю, как все сложится. Но мечтаю сыграть с «Арсеналом» в премьер-лиге. В Туле мне нравятся отношения в команде и руководителей клуба, а таких болельщиков я давно не видел. Без сомнений Тула – футбольный город.

- В чем сила Аленичева-тренера?

- Дмитрий Анатольевич пользуется заслуженным авторитетом в коллективе. Он заряжает своей искренностью, стремлением настроить на максимальный результат. Все может показать, объяснить, принимает непосредственное участие в тренировочном процессе.

- Давайте теперь поговорим о ваших увлечениях. Чему посвящаете свободное время?

- Моя страсть – охота. Имею гладкоствольное ружье марки Иж-27 М, ему восемь лет, столько же составляет мой охотничий стаж. В этом деле главное – терпение, умение ждать.

- Какой добычей похвалитесь?

- Самая большая удача – лось. Брал его на загонной охоте под Мышкином в Ярославской губернии. Повезло, что и говорить. Лось вышел на мой номер. А до этого три раза ездил на охоту и никакого зверя вообще не видел.

- Говорят, в глаза жертве лучше не смотреть. Рука дрогнет…

- А я и не смотрел. Сработал основной инстинкт – инстинкт охотника. По складу характера я добытчик, у меня содержание адреналина в крови в решающие секунды наверняка зашкаливает. Правда, домашние отказались от лосятины, когда увидели фото заваленного зверя.

Но классическая охота не единственное мое хобби. Есть еще подводная.

- Значит от вас еще и рыбам достается!

- Подводную охоту относят к экстремальным видам спорта. Ночное погружение опасно вдвойне. Под пневморужьем устроен фонарь, который является единственным источником света. В чем экстрим? Да хотя бы в том, что можно наткнуться на браконьерские сети. Перепады давления при всплытии тоже таят опасность.

В основном со своими единомышленниками охотимся в водоемах Подмосковья – на Клязьме, в Сенежском озере. Арбалет пока не приобрел, отложу покупку до своей первой морской охоты. Из числа футболистов я не одинок в этом увлечении. Полузащитник московского «Торпедо» Денис Бояринцев тоже страстный подводный охотник.

Моя самая большая удача – щука весом в три кило. Но ныряешь не столько только ради добычи, сколько с целью посмотреть подводный мир, флору и фауну, изучить повадки рыб. Много интересного для себя открываешь. Меня, например, научили руками ловить карасей.

- Поделитесь секретом.

- В водоеме в Конаково Тверской области, где ГРЭС, глубина 5-6 метров. Стоишь в гидрокостюме на дне и вот так прижимаешь карасей ладонью (Сергей делает характерное движение рукой –прим. Е.О.).

- Сергей, если бы вы жили в древние времена, скажем, в бронзовом веке, вполне могли бы стать вождем племени.

- Может, и так. Однако инстинкт охотника прекрасно должен быть развит в нашей специальности. Если представить, что мяч – это добыча, вратарю надо идти на него без сомнений и страха, в долю секунды успеть принять верное решение.

 

Беседовал Евгений Овсянников

Поиск по новостям

Рубрика:
Дата:
С
по

Как Вы относитесь к назначению главным тренером Арсенала Игоря Черевченко?

Голосовать