Интервью с Лукой Джорджевичем («Чемпионат», 2 февраля 2018 года)

02.02.2018 12:41 1716 Пресса

Лука Джорджевич, который зажигает в аренде в «Арсенале», рассказывает о внутренней кухне «Зенита», странностях Луческу и характере Кокорина.

Вы, наверное, удивитесь, но Лука Джорджевич уже семь лет играет в России. Он приехал сюда 18-летним мальчишкой и за всё это время так и не получил шанса показать, на что способен. Под руководством соотечественника Миодрага Божовича его талант наконец проявился – Лука как никогда результативен и может заставить Манчини задуматься над тем, кого ставить в основе в атакующую линию со следующего сезона.

Однако сам Джорджевич не спешит торопить события, зато рассказывает много весёлых историй о своей жизни в России.


«Зырянов говорил нам отойти подальше, когда Халк бил штрафные на тренировках»

— Кто-то советовал вам переехать в Россию? В 18 лет оказаться в большом клубе как «Зенит» — это очень рискованно.

— Когда «Зенит» сделал мне предложение, я согласился не раздумывая. Само собой, я осознавал, что не буду играть в команде в основе сразу, поэтому был готов учиться и ждать своего шанса. Я был очень юн, но в то же время хотел прогрессировать рядом с сильными игроками. На подсознательном уровне я понимал, что получу возможность показать себя.

— Что больше всего запомнилось в первый день в «Зените»?

— Я подписал контракт с клубом за год до того, как переехал и начал играть. Я приехал в Санкт-Петербург в октябре 2011 года с моей семьёй в гости, посмотреть, как всё устроено. Познакомился со Спаллетти, который хотел меня видеть, присутствовал на первой тренировке. Лучано провёл со мной разговор, сказал, что ждёт меня. А вечером мы пошли на матч Лиги чемпионов «Зенита» с «Порту», тогда команда победила 3:1, а Данни ещё забавно отпраздновал гол у углового флажка в стиле собачки. Я сидел на трибуне, смотрел и думал: ну и как я буду играть с этими парнями?

— Тогда против «Зенита» вышел Халк и даже забил. Могли представить, что совсем скоро будете играть с ним в одной команде?

— Это просто машина – невероятный футболист, который умеет на поле всё. Но вместе с тем я отметил, насколько хороши были и другие футболисты «Зенита» — особенно Семак, Широков и Губочан. Эмоции от игры захлёстывали, но одновременно я немного и побаивался, что пробиться в команду с таким уровнем исполнителей будет очень тяжело.

— Каков Халк в повседневном общении? Чувствовалось, что он всё-таки звезда, которая выделяется на фоне других?

— Мне сложно было общаться с ним, так как он плохо говорил по-английски. Он больше говорил с бразильцами и португальцами, тогда их было много. В жизни Халк, может, и отличался от остальных, всё-таки статус у него был очень солидный. Но на футбольном поле на это не было и намёка – он был футболистом, который всё делает ради команды.

— Мы запомнили Халка по сумасшедшим ударам. В «Зените» он рвал сетки на тренировках?

— Не помню такого, чтобы прям рвал, но помню один забавный случай. Мы играли двусторонку на тренировке, против нас был Халк. В наши ворота назначили штрафной, само собой, к мячу подошёл Халк. Костя Зырянов встал рядом со мной в стенку и начал повторять: «Назад, назад, отходим подальше». В итоге мы отбежали на 15 метров.

— Халк делился секретом, как у него так получается?

— У него удар сумасшедшей силы, но, не поверите, я не помню, чтобы Халк занимался в тренажёрном зале. Это у него от природы, и он должен быть ей благодарен за такие мускулы. Интересно, что и в столовой он не ел за двоих, уж точно не больше остальных. Хотя мы постоянно шутили по этому поводу.

— Сильно расстроились, когда Спаллетти покинул «Зенит»? Всё-таки именно он хотел вас видеть в команде.

— Я поиграл под его руководством всего год, потом отправился в аренду, а Лучано в это время уехал из России. Мне было не до грусти, нужно было показывать, чего я стою. Спаллетти – великий тренер, это был невероятно умный и тактически подкованный специалист. Лучше него в моей карьере не было.

— Я помню, что Спаллетти приходил в «Зенит» энергичным и бодрым, а уходил, будто постаревшим на 10 лет.

— Да, последний сезон в «Зените» был для него очень сложным – у него были тяжёлые отношения с некоторыми игроками. В такой атмосфере было очень трудно работать.

— Есть мнение, что с приходом Халка «Зенит» стал более предсказуемым – вся игра шла только через него.

— Думаю, так оно и было. Вы правы, вся команда играла на одного футболиста, а он уже делал результат. Справедливости ради надо сказать, что Халк был этого достоин. Однако результаты команды говорили о том, что решение действовать таким образом – не самое верное.

 

«Игроки подбежали к Луческу и начали говорить: «Лука спас наши задницы!»

— При Виллаш-Боаше вы практически не играли. Не осталось на него обиды за то, что он так и не дал вам шанса?

— Я тогда только вернулся из аренды в «Твенте», играл там совсем немного и понимал, что нужно было потерпеть и показать себя. Однако Виллаш-Боаш не дал мне потренироваться с командой даже неделю. Обид нет, так бывает в больших клубах.

— Боаш делал ставку на Дзюбу. Могли бы вытеснить его из основы?

— Дзюба – прекрасный нападающий. Он мой друг, он очень мне нравится. Не могу сказать, лучше я был Артёма или нет, у меня было мало игрового времени, чтобы доказать это.

— Вскоре вам предстоит с ним сыграть.

— Я не думаю, что это станет проблемой, мы с Дзюбой хорошо друг друга понимаем. К тому же последние пять-шесть лет моей карьеры я играл на краю атаки, при необходимости я смогу легко перестроиться. Однако комфортнее всего чувствую себя всё-таки на острие.

— Есть мнение, что Манчини, из-за которго Дзюба покинул «Зенит», не жалует пробивных классических форвардов. Это может стать проблемой для вас при возвращении?

— Возможно, но он же взял Заболотного из «Тосно». Дриусси — небольшой парень, но тоже играет не так часто. Неважно, какого игроки роста, Манчини просто любит классных исполнителей.

— У Луческу вы оба не играли. Лодыгин говорил, что Мирча порой вёл себя странно – путал языки и обращался к русскому на португальском и наоборот.

— Да, так всё и было. Я знаю множество историй про Луческу, но все рассказать не могу (смеётся). Он знает очень много языков, но, видимо, они иногда перемешиваются у него в голове. Однажды во время тренировки он кричал Роберту Маку: «Mak, do you speak English?». Тот отвечает: «Yes». И тут же Луческу выдаёт на чистом русском: «Тогда играй ближе, ближе играй!». Вся команда лежала на газоне от смеха.

— Во время игр такое было?

— Возможно. Но я больше помню игру с «Маккаби» в Лиге Европы, фантастический матч, когда мы отыгрались с 0:3 и победили 4:3, а я забил победный гол. Когда мы зашли в раздевалку, не могли поверить в происходящее, ребята поздравляли меня. И тут заходит Луческу, подходит ко мне и говорит: «Окей, парень, хорошо, но в моменте с голом ты должен был отдать пас, а не бить по воротам». Помню Кришито, Нету и другие ребята подскочили и начали меня защищать: «Эй, Мистер, о чём вы говорите? Он спас наши задницы!».

 

«С удовольствием вернусь в Петербург после завершения карьеры»

— Какой город вам нравится больше – спокойная тихая Тула или мегаполис Санкт-Петербург?

— Я очень люблю Санкт-Петербург, это один из красивейших городов, что я видел. Там очень комфортно жить, там у меня много друзей, и я чувствую себя как дома. Но когда ты футболист, не особо успеваешь осмотреть все места в городе. Мне очень нравится и Тула – это уютный город.

— Уже обзавелись недвижимостью в Петербурге?

— Пока нет, во время игры за «Зенит» я снимал квартиру. Но у меня есть в планах приобрести там жильё. Даже когда я завершу карьеру, с удовольствием буду возвращаться в этот город.

— Есть различие между городами в России и Европе?

— Возможно, для большинства людей она есть. Но для футболиста большой разницы нет – ты тренируешься, играешь, а по вечерам просто выбираешься куда-нибудь попить кофе с друзьями. Потому лично я различий не заметил.

— Сейчас в сборной Черногории не так заметны Йоветич и Бечирай. Рассчитываете, что сможете занять их место на острие атаки?

— В первый раз я сыграл за сборную в 18 лет. В последние годы у меня была тяжёлая ситуация в клубах, потому я не играл, но в ближайшее время думаю, что всё изменится.

— Йоветич учил вас каким-нибудь приёмам в сборной?

— Стеван — мой друг и прекрасный парень. Мы много общались о футболе, он знает всё об этой игре. Он давал мне советы – как правильно открываться, когда делать рывок. Но дело даже не в разговорах – мне было достаточно следить, как он играет и тренируется, чтобы делать выводы для себя.

— Кто является вашим кумиром и примером для подражания в футболе?

— Когда был мальчиком, мне очень нравились Матея Кежман и Фернандо Торрес. Но сейчас круче всех на позиции страйкера выступает Эдинсон Кавани. Он умеет делать всё: носится по полю все 90 минут, и его невозможно остановить. К тому же он очень силён физически и тактически, для меня это лучший центральный нападающий в мире на данный момент.

— Удалось пообщаться с кем-то из кумиров?

— Нет, но в «Сампдории» я беседовал с другим крутым форвардом – Самуэлем Это’О. Потом по возвращении в Санкт-Петербург во время жеребьёвки Кубка конфедераций пересёкся с бразильцем Роналдо. С каждым из них мы беседовали несколько часов, они рассказали много историй из своей жизни. Каких именно? Это секрет.

 

«Забил бы к этому моменту больше семи голов, если бы чемпионат начали заново»

— На первом сборе вы смотрелись очень здорово – забивали почти всё, что для вас создавали партнёры. Как оцениваете свою форму?

— После каникул бывает тяжело вернуться в игровой ритм, но сейчас я готов физически и психологически, чувствую себя прекрасно. Готов к возобновлению сезона.

— Эта форма – лучшая за вашу карьеру?

— Думаю, да. Раньше мне не давали возможности регулярно проявлять себя во время игр. Божович в этом плане мне доверяет, и я рад, что пока у меня всё получается.

— Можно сказать, что Божович реанимировал вашу карьеру в России?

— Можно так сказать. Но в его методах нет никакого секрета – он просто даёт мне играть. Возможно, я мог бы играть так же и в «Зените», но сложно забивать голы, когда сидишь на скамейке.

— Сыграло роль, что Миодраг, как и вы, черногорец?

— Конечно. В «Зените» мне дали понять, что Роберто Манчини на меня не рассчитывает и лучше мне уйти в аренду. Хорошо, что Божович проявил ко мне интерес и предложил поиграть у него. Само собой, я согласился без раздумий. Мне важно было остаться в РФПЛ, почувствовать ритм игры в этой лиге, а не где-либо ещё. Но главное – увериться в своих силах и осознать, что я могу тут круто играть.

— Божович сказал, что вы будете в тройке бомбардиров по итогам сезона.

— Какой-то конкретной цели на сезон у меня нет, я просто благодарен партнёрам, что они создают для меня моменты. Однако уверен, что забил бы к этому моменту больше семи голов, если бы чемпионат начали заново. Поначалу у меня мало что получалось, но потом мы с парнями сыгрались — и попёрло. Главное, что я сумел поймать свою волну.

— Концепция игры Божовича подходит вам больше, чем те схемы, что использовали в «Зените»?

— В «Арсенале» гораздо больше быстрых контратак, больше возможностей сыграть на свободных зонах, открыться и разогнаться. Мне это очень нравится. И думаю, что эта тактика «Арсенала» — самая правильная при нашем подборе игроков. В «Зените» же нужно искать свой шанс – большую часть времени команда проводит в атаке, партнёры постоянно создают опасные моменты, у тебя больше шансов забить, но и соперники опекают тебя плотнее.

— Так в каком случае вы чувствуете себя более комфортно?

— В «Зените» меня чаще использовали на фланге, в качестве вингера, а не как центрального нападающего. Я больше привык играть в центре, всё-таки вижу себя в качестве страйкера. В «Арсенале» мне доверили эту роль, и всё получается.

 

«Луческу хотел выпустить меня вместо Кокорина, но не смог из-за лимита»

— Помешал ли вам закрепиться в «Зените» лимит на легионеров?

— Конечно. Это большая проблема для легионеров, особенно в топ-клубах. Я лично сталкивался с такой ситуацией. Например, в прошлом сезоне мы играли со «Спартаком» и проигрывали 1:2 в Москве. В один момент Луческу сказал мне разминаться и готовиться к выходу, но потом опомнился и сказал: «Я хочу заменить Кокорина, но не могу, потому что тогда у нас будет перебор иностранцев на поле». И такие истории были с другими не раз.

— Вы упомянули Кокорина. В чём секрет его прогресса в этом сезоне?

— Тренер дал ему возможность играть на любимой позиции – в нападении. Саша почувствовал уверенность в себе, ему не хватало только этого. Когда футболист, обладающий таким талантом, уверен в себе, он способен делать на поле всё, что угодно.

— Много писали, что Александру мешал его пофигизм, а ещё неприятные истории, в которые он постоянно влипал. Это влияло на его игру?

— А ещё он недавно засветился с пистолетом на свадьбе. И что, он от этого стал играть хуже? Если бы в прошлом сезоне Кокорин играл на том же уровне, что сейчас, о Монако и других историях все быстро бы забыли. Я общался с Кокориным, поверьте, он обычный, спокойный парень, с которым легко вести беседу. Он не строит из себя звезду и свободно идёт на контакт. Так что все эти истории про завышенное самомнение – чушь.

— Летом появлялась информация, что «Зенит» готов был вас отпустить на правах свободного агента. Это правда?

— Тем летом ходило много слухов вокруг «Зенита» и моей фигуры. Я провёл шесть лет в клубе, но так и не получил шанса проявить себя. Я хотел играть. В тот момент были у клуба мысли продать меня, но в итоге решили отдать в аренду.

— После того как вы стали зажигать в футболке «Арсенала», Манчини или кто-то из его штаба с вами связывался?

— Нет.

— А из игроков?

— Само собой – Иванович, Кришито, Дзюба и Кокорин постоянно пишут, поздравляют, когда забиваю.

— Помимо вас «Зенит» раздал по арендам целую группу игроков и пригласил огромный десант аргентинцев. Не кажется, что клуб перегибает палку с комплектованием состава?

— Возможно.

— Ходят слухи, что Максим Беляев близок к переходу в «Зенит». Советовался ли он с вами по поводу возможного трансфера?

— Мы постоянно подкалываем Макса по этому поводу. Читал эти новости в Интернете и думаю, что переход в «Зенит» может стать для Беляева шагом вперёд и возможностью вырасти в великолепного защитника.

— А некоторые считают, что он повторит в «Зените» судьбу Ивана Новосельцева.

— Ребята шутят, что Беляев на полбороды его сильнее (смеётся). Но на самом деле у многих футболистов в «Зените» мало шансов показать себя из-за высочайшей конкуренции. Пока я надеюсь, что Максим останется в «Арсенале» до конца сезона. Если он уйдёт, тогда будет повод об этом говорить.

— Когда вы были в «Зените», было много ребят, говоривших: «Я готов уйти куда угодно, лишь бы играть»?

— Такие разговоры были, но, как я говорил ранее, главное – не город, а возможность играть и прогрессировать. Многие считают, что сидеть на скамейке и просто получать деньги – это просто. Не знаю, как для других, но для меня это огромный стресс. Ужасно, когда ты получаешь деньги ни за что.

— Все, кто хотел покинуть «Зенит», сделали это?

— Если я никого не забыл, все, кто хотел, ушли.

— Если вам по окончании сезона поступит предложение от середняка из топ-5 европейских чемпионатов и одновременно «Зенит» захочет вас вернуть с гарантией, что вы будете чаще играть, что выберете?

— Такого не бывает – никто не может дать гарантий, что ты будешь играть постоянно. Моя цель – играть за «Зенит», и я предпочту вернуться в Санкт-Петербург. Если я вернусь в «Зенит» и стану играть регулярно, то стану счастливейшим человеком в мире.

 

Марк Бессонов, «Чемпионат»

Поиск по новостям

Рубрика:
Дата:
С
по

Какая кандидатура на пост главного тренера Арсенала нравится Вам больше всего?

Голосовать