Лука Джорджевич: Мама бросилась со мной в песок, когда увидела самолеты ("Спорт день за днём", 29 ноября 2017 года)

29.11.2017 13:44 556 Пресса

Мы общались с черногорским легионером «Зенита» в Санкт-Петербурге за день до матча «Тосно» — «Арсенал» (3:2). Лука сразу сказал, что его команда долго изучала манеру игры соперника и готова расквитаться за поражение в первом круге. В итоге 23-летний Джорджевич отыграл весь матч, но свой шанс забить упустил — иначе была бы как минимум ничья.

Лука вышел на разговор после теоретического занятия в одном из отелей на Крестовском острове. В фойе его уже ждали — поздороваться — Игорь Смольников и Бранислав Иванович: в «Зените» черногорца хорошо помнят и ждут обратно. Лука и сам не против вернуться, однако сейчас мыслями целиком в Туле, где Миодраг Божович доверяет ему на сто процентов. При этом Джорджевич смотрит все матчи «Зенита», переписывается с недавними партнерами и ждет возвращения в свой любимый Петербург. Четырьмя арендами юного черногорца, помнящего войну в Югославии, точно не испугаешь.

 

Есть предчувствие, что «Арсенал» может добиться чего-то особенного

— Сильно скучаете по Санкт-Петербургу?

— Конечно, я очень люблю Питер, очень сильно. Я провел много времени здесь, здорово побывать в этом городе снова. Забить во что бы то ни стало именно в Питере? В этом плане не чувствую никакого давления, хочу забивать во всех матчах, в которых выхожу на поле. Последнее время в Туле у меня все идет хорошо — я играю, да и команда показывает неплохой результат. Петербург для меня значит очень многое, ведь я приехал сюда в 18 лет из Черногории и провел тут пять лет. Приобрел много друзей, поэтому могу назвать Питер своим домом.

— Как вам после красивого мегаполиса переезд в Тулу?

— Ну там такая же погода, что и в Питере (улыбается). На самом деле, для меня нет никакой проблемы со сменой городов. Думаю только о футболе и знаю, что в «Арсенале» у меня есть возможность играть. Поэтому до сих пор мне все очень нравилось в Туле, это приятный город. Не скучно ли там? Если, например, ситуация в команде у меня была бы похуже, тогда, возможно, скучал бы. Но пока все здорово, у меня есть несколько любимых мест в Туле, моя семья со мной, у меня там есть друзья — так что мне не скучно!

— Миодраг Божович сказал, что вы сможете попасть в тройку лучших бомбардиров по окончании сезона. Вам по силам это сделать в Туле?

— Это тяжело сделать в команде, которая не планирует бороться за чемпионский титул и где у тебя не так много моментов, чтобы отличиться. Однако я не жалуюсь, у меня все хорошо. В каждой игре я чувствую, что могу забить, — иногда это происходит, иногда нет. Для меня самое главное, что я хорошо чувствую себя на поле. А моменты придут, и я смогу забить столько, сколько получится. В конце сезона подсчитаем, сколько у меня будет голов.

— У Божовича спрашивали, что он такого сделал с Лукой Джорджевичем, что он отлично играет и часто забивает. Он сказал, что ничего особенного — просто доверяет ему. Как вы сами объясняете свой прогресс в «Арсенале»?

— Для этого нужно вспомнить последние годы моей карьеры. У меня было не так много шансов проявить себя, в том числе и в «Зените». Поверьте, любому игроку очень тяжело, когда ты знаешь, что получишь только пять-десять минут игрового времени. И за эти пять-десять минут тебе нужно показать все, на что способен, иначе ты не будешь играть в следующем матче. Но когда ты знаешь, что тебе дадут шанс отыграть все девяносто минут, если ты хорошо тренируешься и тренер верит в тебя, то ты чувствуешь себя значительно лучше. Игровое время — единственное, что нужно каждому футболисту, чтобы показать себя.

— В двух словах расскажите, почему именно «Арсенал», от которого ждали борьбы за выживание, играет так здорово с лидерами и идет так высоко?

— У нас отличная команда, мы стараемся играть в современный футбол. Большинство команд действует от обороны, а мы очень опасны в атаке. Мы стараемся контролировать мяч, что также помогает. К тому же в «Арсенале» очень хорошая атмосфера. Все это вместе и позволяет нам показывать такой результат.

— Божович — топ-тренер?

— Определенно! Ведь ты должен быть для команды больше, чем просто тренером. Конечно же, ты должен знать футбол, но также необходимо разбираться и в игроках, чтобы создать хороший коллектив. Такой микс очень важен для нас. Божович любит пошутить и посмеяться, но иногда бывает и очень строгим, когда считает это необходимым.

— Если «Арсенал» окажется в Лиге Европы, готовы сделать что-нибудь безумное? Побриться, как Гранквист после выхода на чемпионат мира?

— В команде сейчас никто не думает о еврокубках. Я понимаю, что болельщики думают об этом, а журналисты — пишут. Но мы сосредоточены не на Лиге Европы, а на каждой следующей игре. В конце сезона посмотрим. У меня есть хорошее предчувствие, что если мы продолжим в том же духе, то сможем добиться чего-то особенного в этом сезоне. Пока я не готов сказать, что я сделаю что-то безумное, но в конце сезона мы посмотрим.

 

Манчини верит, что я могу стать отличным форвардом

— Вы общаетесь с Артемом Дзюбой? Вы ведь написали ему, когда он не забил пенальти в ворота «Вардара»…

— Вообще я стараюсь смотреть все матчи «Зенита», но эту игру пропустил. Артему ничего не говорил, зато писал ему ранее, когда он забил «Тосно». Поздравил его с первым голом в чемпионате России, знаю, что он очень долго ждал этого. В этом сезоне у Дзюбы был непростой период, но это игрок высокого уровня. Так что это было делом времени, когда он начнет забивать.

— Ваша цель — вернуться в «Зенит»?

— Конечно.

— За все это время из «Зенита» с вами кто-то связывался — сказать, мол, мы следим за тобой, продолжай в том же духе?

— За это время о своем будущем я ни с кем из «Зенита» не разговаривал: ни с тренером, ни с людьми из клуба. У меня есть арендное соглашение до конца сезона, и после этого я вернусь в «Зенит», чтобы еще раз убедить тренера, что достоин играть в этой команде.

— Летом Манчини посоветовал вам уйти в аренду, может, сказал что-то напутственное?

— В тот день, когда я принял решение уйти в аренду в «Арсенал», мы поговорили. Манчини сказал, что верит в то, что я могу стать отличным форвардом, что я могу забивать очень много. Пожелал удачи и возвращения в «Зенит» следующим летом.

— Летом «Зенит» начал закупать исполнителей в атаку, тех же аргентинцев брали не для скамейки. Не тяжело ли было выкладываться на тренировках и наблюдать, как твои шансы играть угасают?

— Конечно, так думает любой футболист. Так же думал и я. Но скоро будет уже шесть лет, как я приехал в «Зенит», несколько раз пытался доказать тренерам, что готов, что могу играть. Иногда у меня это получалось, иногда — нет. Однако в каждое трансферное окно «Зенит» покупает много дорогостоящих игроков, и подразумевается, что играть будут они. Но это совершенно нормальная ситуация для большого клуба, каковым «Зенит» и является. Я готов к такому. Когда вернусь в «Зенит» и тренер даст мне шанс проявить себя, сделаю все возможное, выложусь на сто процентов. Однако сейчас я сосредоточен только на «Арсенале», очень рад быть частью этой команды. И очень рад снова чувствовать себя игроком.

— Вы все время бьетесь и пытаетесь что-то доказать. Можно связать то, что вы выросли в бойца по натуре, с тем, что вы родились в сложный момент для своей страны?

— У меня были несколько действительно сложных моментов в «Зените», когда нужно было не сдаваться, а биться. Иногда я думал, что нужно уходить из «Зенита» и попытать счастье в другом клубе. Но каждый раз останавливал себя на мысли, что нужно быть в «Зените» и бороться за место здесь. Когда ты играешь в футбол, то должен бороться — иначе не сможешь быть частью этого мира.

— Но все-таки черногорцы много страдали во время балканской войны, люди привыкли бороться за выживание…

— Когда ты растешь в таком месте, у тебя, так скажем, непростое детство. Война, санкции и много других неприятных вещей… Когда ты начинаешь играть в футбол, понимаешь, что у тебя нет возможности оставить это дело и вернуться. Потому что возвращаться-то некуда. Футбол в Черногории действительно на очень низком уровне. Вы должны понимать, что даже одному мальчику из Черногории очень тяжело реализовать свои мечты в футболе. И гораздо тяжелее это сделать, чем в Англии или во Франции. Поэтому нужно быть бойцом, чтобы достичь своей мечты.

 

Когда говорю, что из Черногории, переспрашивают

— Вы родились в Будве — это очень старый город на Адриатике. Часто там бываете?

— Когда появляется свободное время, стараюсь всегда приезжать. Во время недавнего перерыва на игры сборных я был дома три дня. Мне очень нравится быть там, никогда не променяю это место на что-либо другое.

— Про Черногорию говорят либо из-за курортов, либо из-за войны. Как часто вам приходится рассказывать про последнее?

— Иногда такое происходит. Когда встречаюсь с новыми людьми и говорю, что сам из Черногории, мне спрашивают: «Это Югославия?» Я говорю: «Да», а в ответ слышу: «О-о, у вас тайм война была?» Конечно, это было тяжелое время для всей страны, слава Богу, что сейчас все в порядке.

— В вашем городе были бомбардировки?

— Нет, но другие города бомбили. В основном это происходило в Сербии, но бывало и в Черногории. До сих пор помню историю моей матери. Мы гуляли по пляжу, я был совсем маленьким, лет пять. И вдруг она увидела несколько самолетов, которые летели на нас очень-очень низко. И мама так испугалась, что бросилась вместе со мной в песок. Но самолеты пролетели мимо, бомбить какое-то другое место.

— Жили в постоянном страхе, что, может быть, разбомбят и Будву?

— Я этого еще не понимал, был маленький. Но другие люди очень боялись.

— Кого-то из близких потеряли в то время?

— Конечно, люди тогда шли воевать. Но я не единственный, кто думает, что вся та война была большой ошибкой. Но про то время я не знал ничего, это было ужасно.

— Сейчас существует напряжение на бывшей территории Югославии?

— Когда я еду куда-нибудь в Сербию, Боснию или Хорватию, не чувствую никаких проблем. Конечно, многие люди помнят эту войну и не забудут, так как потеряли на ней родных и близких. Но когда я был в Сербии или Хорватии, не ловил на себе никаких взглядов, не чувствовал какого-то напряжения.

 

«Твенте» — самый тяжелый момент карьеры

— Вы могли оказаться в ПСВ еще в 16 лет, но в Голландии все-таки побывали — в «Твенте». Тогда убедились, что голландский футбол не такой уж сильный, учитывая, что и сейчас с ним происходит?

— Я смотрел чемпионат Голландии еще в юности, там забивали очень много мячей. И я был взволнован, когда появилась возможность отправиться в ПСВ на просмотр. Мне казалось, что будет здорово играть в этом чемпионате, я хотел забивать очень много (улыбается). Но когда я приехал в «Твенте», меня стали выпускать на десять-пятнадцать минут. И я не смог забить в первой игре, потом во второй, в третьей, в четвертой. Тогда начал чувствовать некоторое напряжение, не понимал, что нужно просто пережить это и двигаться вперед. Однако в середине сезона тренер решил не давать мне больше шансов по некоторым причинам.

— Это из-за того, что «Зенит» отказался продать вас целиком в «Твенте»?

— Да, помню в январе президент «Твенте» позвонил мне и спросил, хочу ли я остаться у них насовсем. «Твенте» хотел выкупить мой контракт. Я сказал, что у меня контракт с «Зенитом» и что им лучше поговорить с клубом, а мне позволить просто играть. Не знаю, позвонил он в «Зенит» или нет, но после этого я не провел ни минуты за «Твенте». Лишь два матча за молодежную команду. Наверное, это был самый тяжелый период в моей карьере.

— В «Твенте» вы выступали с Квинси Промесом. Говорят, у него непростой характер…

— В «Твенте» у нас тогда был отличный состав — Промес, Тадич, Кастайнос, Корона. Мы боролись за первое место в Голландии, и Промес был лучшим в составе «Твенте». Он был действительно хорош. Я не общался с ним близко и не проводил много времени за пределами поля, так что не знаю, что он там делал. Но на тренировках и матчах он вел себя очень профессионально.

— Почему Люк Кастайнос забивал кучу голов в Эредивизи, но ни в Италии, ни в Германии проявить себя не мог?

— Конечно, голландский чемпионат не самого высокого уровня, хотя он очень популярен среди зрителей. Многие большие клубы следят за Голландией и покупают молодых игроков. Поэтому если после Голландии ты едешь в Англию или Италию — там гораздо более высокий уровень. Возможно, из-за этого голландцам тяжело показать себя там. Кстати, в «Твенте» тренер (Мишел Янсен. — «Спорт День за Днем») хотел, чтобы я играл так же, как Кастайнос, хотя мы разноплановые игроки. Люк — игрок типа Оливье Жиру из «Арсенала». Сильный, рослый, прыгучий — я не хотел играть в таком стиле.

— Вы уже четвертый раз отправляетесь в аренду из «Зенита». Всем кажется, что аренды — испытание для тех, у кого не все получается. Но это же отличная возможность пожить в разных городах и странах. Где-то в глубине души вы рады, что у вас есть эта возможность?

— Когда ты играешь в футбол, то не думаешь: «Так, сейчас я пойду в аренду. Был в Италии, в Голландии, в Испании, теперь поеду, скажем, в Германию». (Улыбается.) Это происходит не так, ты выбираешь лучшее место для продолжения карьеры. Но я уверен, что по окончании карь­еры буду рад, что поиграл в этих странах, что встретил там много новых друзей и узнал кучу всего про новые места. Это фантастика.

— В России часто задаются вопросом: почему футболисты так много получают, когда в стране множество проблем? К вам обращались с этим вопросом? И что бы вы сказали в защиту футболистов?

— У меня есть объяснение. В Черногории, когда тебе семь лет, ты начинаешь заниматься футболом вместе с тысячами детей. И тренируешься на полях, где нет травы, без хорошей обуви и, конечно же, без денег. И ты играешь в таких условиях до 18 лет — у тебя ничего нет. Нет даже нормальной школы, ведь ты почти в нее не ходишь из-за футбола. Кто-то, кроме того, проходит еще через большое число травм, у тебя нет ни летних, ни зимних каникул, на которые ты отправляешься куда-то отдыхать. Ничего! У тебя есть ноль евро после всех этих лишений. И таких, как ты, — тысяча, но только один из нее сможет добиться чего-то в футболе. Все начинают с нуля, но только единицы достигают своей мечты — это очень тяжело.

Игорь Новиков, "Спорт день за днём"

Поиск по новостям

Рубрика:
Дата:
С
по

Каким, на Ваш взгляд, должно быть приоритетное направление в селекции Арсенала в предстоящий зимний перерыв?

Голосовать