Андрадина


Андрадина из города Андрадина 


«Я люблю футбол за то, что на поле могу выразить себя и доказать, что я личность. А вообще, если человек не любит футбол, значит он не бразилец». Эти слова принадлежат Диас Марсал Эди Карлосу. Или просто Андрадине. Футболисту, который за два проведенных у нас сезона покорил сердца туляков. Это не самый великий футболист Бразилии. Зато самый любимый бразилец в нашем городе, это точно.
Диас Карлос родился тринадцатого сентября 1974 в городе Андрадина. И, по его словам, как все бразильские мальчишки, только начал что-то смыслить в жизни, стал думать о футболе. Именно поэтому и брат Диаса играл за местный любительский клуб, и многие из друзей детства стали футболистами, некоторые даже известными в Бразилии.
— Первый раз я вышел на поле в составе команды своего городка в пятнадцать лет, и после той первой игры меня сразу же перепродали. Я переехал в штат Паранау, где стал играть в первом, главном дивизионе нашего чемпионата. Правда, там уже было несколько Карлосов, и, чтобы не путаться, меня сразу переименовали в Андрадину, раз приехал именно из этого города. Тогда же я получил первые деньги за свою игру, то есть стал настоящим профессионалом.
Потом он сменил еще несколько команд, и вот, наконец, наступил самый счастливый момент жизни — в майский день 1996 года Андрадина заключил контракт с великим «Сантосом».
— Мне всегда хотелось пожать руку Пеле, и когда я пришел в «Сантос», он встретил меня, можно сказать, на пороге клуба. Вот так и сбылась моя самая сокровенная мечта!
В «Сантосе» Андрадина дружил с Эдинью — сыном Пеле. И по-прежнему восхищался талантом и игрой Роналдо. А до отъезда в Россию успел забить свой самый памятный бразильский гол — в ворота «Атлетико Минейро», которые защищал голкипер национальной сборной Таффарел. Однако потом дела в «Сантосе» не заладились, Андрадина перестал попадать в основной состав, выходил только на замену — минут на 15–20. А кому это понравится? Настало время поискать счастья в каком-то другом клубе. Предложение из России было не первым. Еще в 1996-м звали в ЦСКА. Но это для России — ЦСКА, а в Бразилии Андрадинатолько-только заключил контракт с «Сантосом» и не хотел никуда уезжать. Потом появилась новая возможность поиграть в загадочной России — но уже не за Москву, а за Тулу.
— Я увидел в нем прежде всего забойщика — футболиста с пушечным, хорошо поставленным ударом, который позволяет ему забивать и в игровых ситуациях, и со стандартных положений,- делился своими впечатлениями главный тренер Евгений Кучеревский после успешного сезона 1998 года. -Уверен, что он еще далеко не реализовал свой потенциал.
«Когда летели в Шереметьево, и самолет пошел на посадку, вокруг было белым-бело. От этой картины у сидевшего рядом Даниэла едва глаза не вылезли из орбит. Его охватил такой ужас, который, по его словам, он никогда не испытывал. Мне тоже стало не по себе. Когда спускались по трапу, подумал, что на тренировках бутсы надо будет укутывать во что-то теплое. Но главное — не встретиться по дороге с белым медведем. В Бразилии меня многие об этом предупреждали», — делился своими первыми впечатлениями от России Андрадина корреспонденту газеты «Спорт-экспресс».
И потом еще не раз вспоминал те свои представления о нашей стране -думал, что здесь всегда сплошной лед и снег, а тепло не бывает никогда. Действительно, многие вещи казались ему очень странными и непонятными. Но потом бразилец нашел в России свои прелести, полюбил наши исторические сооружения — тульский кремль, московскую Красную площадь, очень нравились церкви. Да и вообще страна оказалась очень даже ничего, хотя в ресторанах или во время гуляния по улицам Андрадина продолжал ловить на себе изучающие взгляды — ну не привыкли у нас к темнокожим людям. Быстрой адаптации, безусловно, послужили и первые успехи на футбольном поле.
Уже в стартовой игре чемпионата Андрадина забил за свою новую команду, чем помог победить неуступчивый «Нефтехимик» из Нижнекамска — 2:1. Второй гол (а если быть точным, то первым в той встрече) тоже был на счету бразильца — Андерсона, выступавшего за «Арсенал» еще во второй лиге, тогда иностранцы еще туда допускались. Тот год в России вообще вышел на редкость бурным. Что только не вместили в себя эти несколько месяцев футбольных битв в первом дивизионе. Самому Андрадине больше всего запомнилась победная игра на Кубок России с московским «Торпедо»: «Мы ни в чем не уступили и заслуженно выиграли». Впрочем, сам бомбардир следил за событиями с трибуны — он еще отбывал пятиматчевую дисквалификацию за удаление в Смоленске. Кто-то из игроков хозяев спровоцировал его на ответную грубость, на что тут же арбитр отреагировал красной карточкой. Андрадина чистосердечно признавался, что есть у него такой недостаток — вспыльчивость. Хотя на тот момент для удаления важен был любой повод — уж слишком много конкурентов было заинтересовано в том, чтобы ослабить одного из главных претендентов на первые два места.
А еще бразильский забивала сразу обратил на себя внимание потрясающей силы и точности ударом. Не зря он тут же стал и штатным пенальтистом «Арсенала», и в том году реализовал все девять пенальти из девяти. Помнится, на эту тему философствовал в сезоне 1999 года Гаджи Гаджиев, тренировавший «Ан-жи»: «Мы ни в чем не уступили, не дали сопернику ни единого шанса, а проиграли потому, что просто Андрадина умеет хорошо бить по воротам». Он тогда действительно забил в самом конце матча потрясающим ударомиз-за штрафной площади.
— В детстве нередко слышал от взрослых: посмотрите, как сильно бьет этот парень! — рассказывал бразильский бомбардир. — И после таких слов мне хотелось бить еще сильнее. Наносил по воротам сотни, тысячи ударов и никогда от этого не уставал. Наверное, поэтому мне и удается в игре забивать труднообъяснимые, на первый взгляд, голы.
Он не удивлялся тому, что сразу же сумел заявить о своем бомбардирском даровании в России. А на вопрос, почему тогда не забивают другие его соотечественники, играющие, например, в «Спартаке», отвечал просто с одесской иронией, а может, с бразильской самоуверенностью: «Потому что они — не Андрадина».
Да, его взгляды на футбол после приезда в Россию, особо не изменились, он все так же считал, что самое красивое в футболе — счастливые лица людей после забитого гола. Любое поражение надо быстрее забыть и думать о том, как победить в следующем матче. Единственное, сожалел, что может что-то подсказать в игре только бразильцам. Российским футболистам тоже пытался подсказывать, но те не всегда его до конца понимали. А еще ему безумно нравились тульские болельщики — такие же темпераментные, как и бразильские. «Я даже порой удивлялся, как в таком холодном климате рождаются такие горячие люди. Без их фантастической поддержки и команда сыграла бы хуже, и я бы забил меньше. Когда одержана важная победа, мне всегда хочется обнять не только тех игроков, которые были со мной на поле, но и тех, которые сидели на скамейке. Ведь мы — одна команда».
В том чемпионате Андрадина сыграл 38 матчей (два раза при этом выходил на замену) и забил 27 мячей — 17 дома и 10 в гостях. А в прощальной игре сезона на Кубок России с «Металлургом» из Липецка, которая проходила на фоне сугробов — уже не таких страшных, подарил поклонникам «Арсенала» еще три мяча. Тула тогда победила 4:1, а тренировавший Липецк Валерий Третьяков, уже когда переехал работать к нам, признавался, что игра «Арсенала» в том матче произвела на него фантастическое впечатление.
Тульский бомбардир отметился хет-триком и в чемпионате, забив три мяча «Иртышу», а еще в четырех матчах он забивал по два мяча. И стал первым в истории российских чемпионатов легионером из дальнего зарубежья, который по-настоящему проявил себя, да к тому же завоевал титул лучшего снайпера чемпионата. После окончания сезона газета «Спорт-экспресс» подсчитала, что он стал и самым результативным бразильцем среди своих соотечественников, выступающих за рубежом: Андрадина из «Арсенала» забил 27 голов, Жардел (португальский «Порту») — 26, Роналдо («Интер» Милан) — 25, Эдилсон (Япония) — 23, Ривалдо («Барселона») — 19- При всей условности таких подсчетов, это все-такилестное достижение.
«Первый дивизион — очень сложный турнир, где необходимо проявлять бойцовские качества, — с некоторым удивлением констатировал после окончания сезона Андрадина. — По уровню все команды примерно одинаковы. Жаль только, что нам не удалось всех опередить и добиться желанной цели».
В межсезонье Тулу будоражили слухи о том, что бразильца хотят видеть у себя многие богатые клубы, прежде всего безусловный российский флагман того времени — «Спартак». Киевское «Динамо» вроде бы готово было выложить за нашего бразильца миллион долларов — фантастическая по тем временам сумма трансфера. Руководство «Арсенала» не опровергало эти слухи, но категорически при этом заявляло: Андрадина не продается! Самим нужен.
И сезон 1999 года начался для него, в общем то, неплохо. В первой игре чемпионата бразилец вновь отличился, поучаствовав в разгроме «Лады-Град» 4:0. Кроме него, забивали Копылов, Климов и Даниэл. В первом же выездном матче победу «Арсеналу» принес единственный мяч, забитый Андрадиной в Липецке. И вообще бразилец опять был на лидирующих позициях в списке бомбардиров дивизиона. А потом в «Арсенале» случились потрясения, которые не могли не отразиться на его игре. В последних десяти матчах чемпионата Андрадина вообще забил только один мяч. И дело не только в том, что в конце того года команде было уже не до футбола. Все началось еще раньше, когда бразильца стали ломать под тактические построения нового главного тренера.
Собственно, о том, чтобы сделать игру Андрадины еще более разнообразной, мечтал и Кучеревский, не зря он говорил по окончании сезона-98, что бразилец, несмотря на свои двенадцать голевых передач (впридачу к 27 забитым мячам), еще обязательно должен прибавить в подыгрыше. Это пойдет ему только на пользу. А тут на смену Кучеревскому пришел Леонид Буряк, у которого всякие научно-тактические заморочки просто в крови. И он взялся обучать Андрадину более современному футболу, признавая, впрочем, что это один из сильнейших игроков и российского, и украинского чемпионатов. Причем явное увеличение черновой работы и вообще беготни по полю вроде бы было обоюдным удовольствием. Буряк говорил, что «Андрадина стремится стать универсальным игроком, чтобы быть одинаково полезным и в наступлении, и в обороне». А бразилец — о том, что такая работа, как при Буряке, обязательно даст свой результат. Хотя в «Сантосе» он тренировался с мячом больше, чем в «Арсенале». «А на сборах в Ялте мы мяча, можно сказать, не видели, и на занятиях переносили большие нагрузки. Но я уверен, что в жизни вообще надо приложить немало усилий, чтобы чего-то добиться». По настоянию Буряка, Андрадина сбросил лишние килограммы, и вообще было заметно, что он старается выполнять все, что от него требует тренер, хотя ему это и не очень нравится. Фраза же, сказанная тогда Буряком, — на века. «Да, Андрадина не забил! Но зато сколькотехнико-тактических действий он сделал!»
Как и в предыдущем году, Андрадина стал лучшим бомбардиром команды, забив восемнадцать мячей. Правда, в последних матчах сезона уже не забивал. Да от него это и не требовали. «Арсеналу», из которого ушло полсостава, надо было лишь во что бы то ни стало доиграть чемпионат, и только. Андрадина это честно сделал и после этого отправился выступать в чемпионате Японии. Потом, правда, несколько раз возникала идея вернуть его в «Арсенал», он, говорят, и сам хотел вновь приехать в Тулу, но поезд уже ушел. Наша красивая бразильская сказка закончилась. После Тулы Андрадина сменил еще несколько команд — играл в Японии за «Осаку», «Оита Тринита», «Саппоро», потом на родине в «Санто Анд-ре» и «Португеза Сантиста», а 11 марта 2005 года дебютировал в польском клубе «Погонь» из Щецина, в котором и заканчивал сезон 2006 года. Имея, кстати, оптимальный, по Буряку, вес 79 кг.
Каким он запомнился? Настоящим человеком из легенды. Непредсказуемым и романтичным. При том, что приехал издалека, у него было самое российское увлечение — рыбалка. Рассказывал, например, что поймал в Бразилии рыбу туканире весом в два с половиной килограмма. Что его любимая книга — «Робинзон Крузо». А в детстве он больше всего любил запускать бумажного змея, и эта страсть осталась у него навсегда. Приезжая домой, всякий раз делал змея, который поднимался до облаков. А уезжая, дарил его кому-нибудьиз соседских мальчишек.
Среди трех любимых своих стран Андрадина называл Бразилию, Испанию и Россию. Правда, к главному нашему спорту так и остался равнодушен, говорил, что из всех спиртных напитков, и то очень редко, может лишь выпить бутылочку пива. Да и без нее тоже легко обойдется. Зато обещал рассказать дома, как играл в России в снегопад и как ему доставалось здесь от обороняющихся.
А еще он хотел стать детским тренером, и тренировать мальчишек в футбольной школе, которая принадлежит его другу. Как знать, может когда-нибудь пусть не самого Андрадину, но кого-то из его учеников мы еще обязательно увидим у себя в Туле и опять приобщимся к невероятно красивому и яркому бразильскому футбольному карнавалу.

Cергей Гусев 
Книга «100 лет тульского спорта»



Один из красивейших голов Андрадины в составе «Арсенала»: 29 сентября 1998 года в ворота воронежского «Факела».



10 сентября 1999 года чудо-гол Андрадины позволил красно-жёлтым победить махачкалинский «Анжи» (1:0).

Как Вы считаете, на какую роль в команде приглашён голкипер Артур Нигматуллин?

Голосовать