Павел Шишкин

Пожалуй, немногие современные болельщики «Арсенала» видели этого форварда на поле в составе туляков. Но его имя на долгие-долгие годы вперёд вписано в историю команды. Он — единственный, кто забил 100 мячей в официальных матчах в составе туляков. И вряд ли в обозримом будущем это достижение кому-то удастся превзойти. Сегодня в рубрике «Легенды тульского Арсенала» повествование о Павле ШИШКИНЕ.

БОМБАРДИР

Он дебютировал в игре за Тулу 16 апреля 1977 года в матче с новгородским «Электроном». Этой команды давно уже нет в природе, а вот в тульскую историю она вошла. Именно ей забил свои первые голы лучший нападающий тульского футбола всех времен Павел Шишкин. Он и сам считает, что из всех ста с лишним его мячей голы «Электрону» — едва ли не самые памятные.
Однако до своего дебюта в «Машиностроителе» Шишкин уже успел поиграть и отличиться на самом разном футбольном уровне. Во время службы в армии выступал за дубль минского «Динамо», где вместе с ним играли будущие чемпионы СССР — Василевский, Сокол, Курненин, Вергеенко. «Они были ничем не лучше меня, — вспоминает Павел Анатольевич. — Да и меня самого Малофеев оставлял в команде, но я не захотел. Тянуло домой, в Тулу».
Потом у него будет еще несколько попыток заиграть в другой команде, но все завершились ничем. Уезжал в Кострому к Золотухину, которая только-только вышла в первую союзную лигу, даже новую свою квартиру на берегу Волги уже видел. Перед сезоном 1979 года немного потренировался в Ставрополе, однако через месяц тренера Котова сняли, а у его сменщика были другие приоритеты. Так вот и получилось, что при всем своем безусловном таланте Шишкин всю спортивную карьеру провел во второй лиге в Туле. Ну разве что поиграл второй круг сезона 1978 года в Новомосковском «Химике». Впрочем, в те времена и во второй лиге были такие нападающие, каким сегодня позавидуют клубы первого дивизиона, а то и премьер-лиги.
Свои бомбардирские качества Павел Шишкин успел проявить еще до прихода в команду мастеров. В чемпионате области 1976 года, играя за «Торпедо» комбайнового завода — кстати, под руководством тренера Владимира Бабанова, он забил 39 голов. «Тридцать лет с того момента прошло, — с некоторой гордостью констатирует он, — а еще никто не переплюнул».
Бомбардирские качества бомбардирскими качествами, однако команда Тулы тогда переживала не лучшие времена. В 1977-м еще держалась в середине таблицы, а вот в 1978, например, прочно уселась на последнем месте. Хотя и игроки-то были неплохие: Иващенко, Прохоров, которые будут блистать при Золотухине, легионеры Туйсузян и Матосян. В 1979 команда также выступила не ахти — всего лишь 19-еместо из 24. И вот, наконец, олимпийский 1980 год. Один из лучших по кадровому подбору составов команды Тулы. А в атаке — великолепный дуэт Шишкин — Сергей Гришин. Весь сезон они еще и вели между собой отчаянную борьбу за право считаться лучшим бомбардиром, иногда и в ущерб результату — в голевой ситуации предпочитали ударить по воротам самостоятельно, а не дать пас конкуренту. В итоге Шишкин забил двадцать мячей, а Гришин — восемнадцать.
— Было соперничество с Гришиным, было, — соглашается Павел Анатольевич. — Он ведь у нас один был варяг. А я — тульский. Мне Крылов как бы в шутку сказал: если ты меньше Гришина забьешь, я тебя уважать перестану. После окончания сезона я ему говорю: «Все, Вениамин Петрович, я свою программу отработал». Однако вне поля мы уважали друг друга обалденно. Он ведь тоже понимал, что Шишкин для Тулы — это Шишкин. Гришина, возможно, кто-то теперь и вспомнит, а Шишкина точно помнят до сих пор.
Вообще сезон, конечно, был необычайно яркий, потому что и команда была такой же, что ни игрок — личность. Шишкин считает, что Сергей Семенов из того состава — вообще лучший из всех партнеров, с кем ему доводилось играть.
— Это классика тульского футбола. Игрок от Бога, закончил школу с золотой медалью. Левая нога — что у Рональдо, что у Роберто Карлоса, что у него. Человек, с которым не просто легко было играть, а я всегда знал, что если открылся, обязательно получу от него пас точно в ногу. Но, к сожалению, поиграл всего ничего. Если был бы Золотухин в то время, уверен, что и Семенов был бы в порядке. А у Крылова девиз был другой: отдыхайте, гуляйте, только играйте. Однако ведь и играли! — Помню, я все гадал — где этого род такой, Кинешма. Потом уже на карте посмотрел — Ивановская область. И вот мы с этой Кинешмой играем дома, и после первого тайма — 1:2. Нам Вениамин Петрович в раздевалке говорит: «Вы что, обнаглели? Так нельзя!» А у нас команда же как на подбор: Миронов, Мазалов, Гришин… Мы ему: «Вениамин Петрович, не переживай! Сейчас засадим». Выходим на второй тайм, и — 7:2! Влегкую!
В том матче по голу забили Гришин, Чимбирев, Миронов, Голубев, а Шишкин — аж три. Вообще немного было защитников, которые не покупались бы на его знаменитый замах, когда одним движением Шишкин мог убрать любого мешающего удару соперника да еще из вратаря сделать клоуна, усадив его на пятую точку.
— Это только от природы, — говорит он. — Потому что все замахивались, но мало кому верили, а у Шишкина верили всегда. Наверное, большинство своих голов забил этим приемом.
Так же, как почти всегда покупались чужие вратари при исполнении одиннадцатиметровых. От того, наверное, его незабитые пенальти помнятся лучше, чем забитые. Например, пенальти 21 июня 1981 года, когда Шишкин не смог забить в проливной дождь мурманскому «Северу». Правда, он в том матче два мяча провел с игры, но в глазах болельщиков все равно был едва ли не главным виновником случившегося казуса:команда-то продула 3:7! Так было всегда: все грехи и все успехи в первую очередь приписывали тому, кого больше любили. Шишкину.
— А еще был незабитый одиннадцатиметровый в «южные» ворота в матче с ивановским «Текстильщиком», — вспоминает он. — Я ударил так, что мяч перелетел через трибуну, его потом долго искали, так и не нашли. Мы, кстати, тогда выиграли 4:3.
Ходили слухи, что для более успешного пробития одиннадцатиметровых Шишкин даже брал уроки у гипнотизера. Он сам, можно сказать, не подтверждает и не опровергает это. Гипнотизер еще при Крылове действительно приходил перед матчем в раздевалку, все садились, скрещивали руки за спиной и слушали наставления: «Ты сейчас забьешь!», или «Ты сейчас выиграешь мяч».
— Большого эффекта это не дало, — говорит Шишкин. — С другой стороны, если я забивал, значит, это было хорошо. Возможно, его слова и сыграли свою роль.
А еще при Шишкине свято соблюдался обряд, при котором он всегда появлялся из подтрибунных помещений последним.
— Это был закон для меня. Под фарт. Команда вся выходит, я остаюсь в раздевалке, делаю паузу три-пятьсекунд, потом выхожу последний. Но никаких других примет больше не было. Я вообще не суеверный.
С приходом Золотухина изменилось очень многое. В короткий срок из безнадежного аутсайдера, каким ТОЗ стал к 1983 году, он сделал команду, с которой должен был считаться любой соперник.
— Для меня лучше тренера не было, — считает Павел Анатольевич. — Он умел читать людей как никто. Именно за счет психологии команда могла давать результат. Ну и за счет физической подготовки, конечно. Мы носились как слепые лошади. Потому что он нас дрючил на тренировках по полной программе. Все мучились, блевали в укромных уголках от этих нагрузок, но когда мы выходили играть, сразу становилось видно, что это значит. Образно говоря, через пятнадцать минут уже любой соперник просил пощады: мы согласны на 0:2, но только уже хватит. Хотя игроков, в классическом понимании, почти не было. Просто были бойцы.
При Золотухине Шишкину пришлось расстаться и с любимым восьмым номером на спине. Правило — на следующий матч каждый игрок выходит на поле под другим номером, соблюдалось для всех, независимо от заслуг. Хотя о том, кто такой Шишкин, все равно знал любой соперник.
— Мне было без разницы. Главное, что так решил Иван Васильевич. Потому что при нем я ловил кайф от футбола. И совсем неважно было, что написано на спине. Это был единственный тренер, которого я слушал.
А о том, что могла сотворить команда эпохи Золотухина, можно рассказывать бесконечно. В том же матче с ивановским «Текстильщиком» 1985 года, в котором не забил пенальти Шишкин, «Арсенал» проигрывал на своем поле 0:2, но еще в первом тайме сделал счет 4:2! При этом не реализовал два одиннадцатиметровых — в первой половине Прохоров, а в конце матча Шишкин — когда мяч улетел за трибуну. В том же году уступали на своем поле СК ФШМ 0:3, но все-таки сравняли — 3:3! Это учитывая, что вся команда накануне игры получила сильное пищевое отравление. В Кинешме забили три мяча местному «Волжанину» уже к 14-й минуте! Те и понять ничего не успели. Особняком, конечно, стоит матч на Кубок СССР с «Котайком» из Абовяна.
— Меня Иван Васильевич на ту игру не поставил, — вспоминает Павел Анатольевич. — Говорит: «Ты отдыхай, мы знаем, что все равно проиграем». Все-таки в «Котайке» семь человек из «Арарата» было, хоть и на сходе уже. Я даже не переодеваюсь на матч и захожу под восточную трибуну. Там тогда было кафе «Лужники». Встретил знакомого, говорю: «Давай за мой день рождения коньячку выпьем». Мы с ним посидели, выпили-закусили. Потом захожу на стадион, посмотреть какой счет. А там уже 4:0! Они ведь хотели нас взять влегкую, а не получилось. У нас настрой — сумасшедший. Люди забили до меня четыре гола! Это не просто так. Столько «Котайку» и в первой лиге никто не забивал. И черт меня дернул подойти к скамейке- спросить, кто забил. Иван Васильевич говорит: «Вот он, Шишкин то, а я тебя ищу. Выходи». — «Иван Васильевич, вы меня не заявляли сегодня!» — «Выходи». Я пошел в раздевалку, за двадцать минут до конца выхожу и «под наркозом» забиваю с паса Прохорова пятый гол. Головой, в «южные» ворота. Вот если говорить о памятных голах, то этот — один из таких.
К сожалению, сезон 1985 года стал для Шишкина последним в качестве игрока. Золотухин уже убедил и себя и всех, что Шишкин тормозит игру, и все больше стремился выпроводить его на пенсию. Забитые голы при этом были не в счет. Помнится, даже специально категорически запрещал, чтобы «Молодой коммунар», определявший тогда каждый год лучшего игрока сезона, не называл таковым в 1985-м Шишкина. Хотя, объективно говоря, это был один из лучших его чемпионатов. Да еще после тяжелейшего 1984 года, когда полсезона пропустил из-за обострившегося аппендицита. Но ведь расставаться с лучшим уж совсем не с руки, никто не поймет. Да, Шишкин действительно не всегда успевал за сумасшедшими скоростями золотухинской команды. Но ведь свою работу бомбардира делал исправно. Даже выходя на замену на каких-то полчаса, успевал либо сам сотворить забитый мяч, либо сделать голевую передачу партнеру. Поэтому очень многим уход казался явно преждевременным.
— Я не доиграл свое, — соглашается Павел Анатольевич. — Лет пять не доиграл. Наверное, если бы не аппендицит, я бы в этой команде был бы еще года до 89-го. И был бы лучшим. Но я потерял много здоровья, и это сказалось.
Однако на Золотухина, который заставил его уйти из большого футбола, Шишкин все равно не держит зла.
— Он самый лучший тренер, которого я знал. Конечно, не будь его, я бы еще играл. Но не будь Ивана Васильевича, и футбола в Туле бы не было. Помню, он пригласил меня к себе и сообщил о своем решении.
Я ему: «Иван Васильевич, мне хочется еще играть в футбол». Он: «Нет, но останешься в команде администратором». Я подчинился.
Перед матчем с «Красной Пресней» 22 июля 1986 года состоялись проводы из большого футбола. Как водится, на прощание за большие заслуги подарили приемник «Океан» с памятной табличкой и пожелали дальнейших успехов. Так в тульском футболе закончилась эпоха Шишкина.
Он еще пытался вернуться через несколько лет, когда принявший «Арсенал» Папаев понял вдруг, что забивать будет некому. Однако по двум матчам на выезде — в Самаре и Саратове, сделал поспешный вывод, и не рискнул продолжать этот эксперимент. Хотя тому же Воробьеву, признанному в итоге лучшим игроком года, доверял до последнего. Второго пришествия в «Арсенал» у Шишкина не получилось.
— Папаев сказал: «Что ты сидишь, выходи!» И я играл в двух матчах. Но потом ему говорю: «Виктор Евгеньевич, мне надо кормить команду». — «Если хочешь — и корми, и играй, успевай и там и там». То есть чтобы я был играющим администратором. Но я посчитал, надо делать какое-то одно дело.
Ровно сто мячей забил Шишкин, выступая за тульскую команду. К своему достижению он шел в течение девяти сезонов. Вот как выглядят показатели по годам: 1977 — 17 мячей; 78-й — 3 (и 5 — за Новомосковск) (по данным Юрия Тюрина - 7 мячей за Новомосковск);79-й — 21; 80-й — 20; 81-й — 14; 82-й — 6; 83-й — 8; 84-й — 1; 85-й — 10. Наиболее удобным для него соперником был СК ФШМ — 10 забитых мячей, «Волжанину» Кинешма Павел Анатольевич забил девять мячей, мурманскому «Северу» — 7. 58 из 100 мячей Шишкин забил на своем стадионе, 42 — в гостях. В своей карьере забивалы Шишкин сделал четыре хет-трика и 11 дублей. Первый гол он забил 16 апреля 1977 года в Туле в ворота «Электрона», последний — 17 октября 1985 года в Брянске «Динамо».
За время, прошедшее после его ухода, рекорд результативности за сезон форварды тульской команды успели побить три раза. Вообще потом как-то Туле везло на бомбардиров: Матюнин, Киселев, Кузьмичев, Андрадина, Коровушкин. «Я не испытывал никакой ревности. Наоборот, получал удовольствие от их игры. Потому что знал одно: больше Шишкина не забьет никто в Туле».
И действительно, по сумме голов ему, наверное, еще долго не будет равных. Если когда-то будет. Такие критерии, как верность команде, теперь не слишком в моде.
— Я Тулу приучил к голам. Можно 89 минут простоять, с защитником о жизни проболтать, а на девяностой башкой — бум! 1:0. Народ идет с игры. «Как сыграли?» — «1:0». — «Кто забил?» — «Шишкин. Вот так играл! Классно!» Выхожу на следующий матч, 3:0 выигрываем. Я прохожу по краю, даю одному голевой пас, потом другому. У народа спрашивают, как сыграли? — «3:0». — «Шишкин забил?» — «Нет. Играл хреново».

Сергей ГУСЕВ
книга «100 лет тульского спорта»

Кто, на Ваш взгляд, должен быть капитаном Арсенала после ухода Владимира Габулова?

Голосовать